Тувангсте   -   Кёнигсберг   -   Калининград Взгляд со стороны





История

Разделим историю этой земли на три периода - прусский, немецкий и российский. Подобная градация, впрочем, довольно условна. При этом до прихода крестоносцев города, как такового, не существовало.

    Пруссы

Наиболее ранние упоминания о Балтии относятся к VI-III векам до нашей эры. Это описания "острова Бальция", оставленные греческим мореплавателем Пифеем и "Балтия" из "Географии" Эратосфена. Для более развитых эллинистической и римской цивилизаций, помимо общепознавательного плана, балтийское побережье представляло и торговый интерес - янтарь. Плиний Старший в своей "Естественной истории" (I век) называл этот край островом - Озериктой и Аустеравией (и то, и другое - "восточная страна"). Тацит в "Германии", называвший местное население, занимавшееся помимо прочего сбором янтаря, эстиями ("живущими на востоке"), оставил свидетельство о том, что люди, живущие в этих местах, 'поклоняются Праматери богов и как отличительный знак этого культа носят на себе изображение вепрей' (Germania, I век до н.э.). Птолемей Клавдий поместил эту часть Балтики на самый край известного человечеству мира.

Во времена, когда о Янтарном крае становится известно Нерону (середина I в. н.э.), янтарь снова является предметом торговли. По свидетельству Плиния Старшего, янтарь в огромных количествах вывозят в Римскую империю. Позднее Корнелий Тацит также описывает эстиев как собирателей янтаря, которые не задумываются о его происхождении и сами никак не используют.

Интересно описание Тацитом эстиев: "Итак, правым берегом Свевского моря омывается земля племен эстиев, у которых обычаи и внешний вид как у свевов, а язык похож на британский. Они поклоняются матери богов и носят как символ своих верований изображение кабана. Это у них заменяющая оружие защита от всего, гарантирующая почитателю богини безопасность даже среди врагов. Они редко пользуются железным оружием, чаще же дубинами. Над хлебом и другими плодами земли они трудятся с большим терпением чем нежели это соответствует обычной лености германцев".

Наиболее древний русскоязычный источник - 'Повесть временных лет': 'Ляхи же и пруссы сидят близ моря Варяжского'.

Сложение прусского общества и культуры происходило в VI-VIII веках на базе культуры эстиев в условиях окончания "Великого переселения народов", которое оказало значительное воздействие на местный социум. Под "Великим переселением народов" понимаются миграционные процессы, происходившие на территории Европы в IV-VII веках. Переселялись многие народы, но на жизнь древнего населения нашего края наибольшее воздействие оказали готы и славяне.

Готы первоначально жили в Скандинавии, откуда они через Балтийское море переселились в междуречье Одера и Вислы (Польское Поморье), но не задержались здесь и в III веке н. э. двинулись дальше и дошли до Северного Причерноморья, где создали свое государство. Но уже в IV веке под натиском гуннов были вынуждены уйти и с этой территории. Часть из готов осталась на месте (остготы), другая (вестготы) - сначала передвинулась к Дунаю, где они стали союзниками Рима, а затем захватила Италию. Из Италии в VI веке готы были вытеснены Византией и ушли в Испанию.

В готских походах приняли участие многие народы, становившиеся их союзниками (гепидами). Когда в III веке н. э. готы начинают переселение в Северное Причерноморье, вместе с ними в качестве их союзников, вероятно, отправляется часть местного населения. После того как готы были изгнаны Византией из Италии, часть их союзников эстиев вернулась домой.

В VI веке начинается расселение славянских племен. Славяне, которые в это время фиксируются в районе Дуная, потерпели поражение от Византии. Часть из них, которая осталась под властью Византии, в дальнейшем образовала южно-славянскую группу, вторая двинулась на север и вышла на Вислу, начав заселять в том числе и территорию Поморья, где расселились поморяне. Это заселение происходило в жестокой борьбе с уже занявшими эту территорию эстиями. Укрепленные поселения этого периода носят следы пожарищ. В конечном результате эстии проиграли и были вынуждены вернуться на старые места. Вновь начинают функционировать могильники, Висла становится границей между западными славянами и эстиями.

В Средние Века прусские земли посещались путешественниками достаточно часто. Один из самых ранних средневековых письменных рассказов об этих берегах принадлежит купцу Вульфстану, жившему в Германии. Согласно его описанию (конец IX века), он видел страну, изобилующую медом, рыбой и янтарем, страну, в которой множество городов, управляемых самостоятельными королями, которые часто воюют между собой.

Больше, чем полвека спустя (в 965 году) здесь побывал Ибрагим ибн Якуб, писавший о местных жителях, что 'славятся они храбростью; когда приходит войско, никто не ждет, чтобы присоединился его товарищ, а рубит своим мечом, пока не умрет'.

Во второй половине I тысячелетия н. э. в Европе идет процесс образования христианской цивилизации, основой которой стали молодые феодальные государства. В рамках складывания новой культуры идет создание средневековой географической традиции, в которой народы и территории получают новые названия. Процесс переименования коснулся и территории юго-восточной Прибалтики. В IX веке термин "эстии" сменяется новым этнонимом - "пруссы". Впервые термин "пруссы" появляется в сочинении анонимного баварского географа как название народа, живущего восточное Вислы. В дальнейшем этот термин в форме "брутери", "прецун", "прутены", "брусы", "бороссы" будет фигурировать в европейских и восточных средневековых источниках, обозначая население, проживавшее между реками Висла и Неман.

Пруссия как страна пруссов в X веке начинает фигурировать в документах папской курии. Так, в описи церковных имений римской католической церкви, которые подлежат христианизации, указана земля "Пруссия", за которой расположена "Руссия". Источником таких сведений скорее всего была Польша как ближайший сосед пруссов, в то время уже принявшая католичество, входившая в орбиту влияния папского Рима и стремящаяся подчинить своих соседей-язычников.

На основании письменных источников, прежде всего орденских хроник, договоров и актов, можно говорить о том, что основу прусского общества составляла община. Ее форма, учитывая уровень развития общества и данные по соседним территориям, - земледельческая (соседская, территориальная, протокрестьянская) община. Она состояла из сельского поселения (деревни) или нескольких поселений. По подсчетам В. Т. Пашуто, в прусской общине было 12 дворов или 12 домохозяев. Во главе общины стоял староста или старейшина.

Группа общин составляла волость. Волостным административным центром, вероятно, служило укрепленное поселение (городище), в котором проживал представитель местной знати, управляющий округой, и которое использовалось как укрытие для населения в случае опасности. Возможно, что скандинавский путешественник Вульфстан, говоря о прусских королях, сидящих в городах, имеет в виду именно этих волостных правителей.

Волости объединялись в территориальные единицы - земли. По данным Петра Дусбурга, в начале XIII века в Пруссии существовало 11 таких земель: Скаловия (Скальва), Надровия (Надрува), Самбия, Натангия, Вармия, Бартия (Дайнава), Помезания (Памеде), Погезания (Пауде), Галимбия (Галиндия), Судовия (Сасна) и Сассовия (Любава). Данная точка зрения является ныне общепринятой, хотя существует мнение П. И. Кушнера о том, что эти названия носят искусственный характер и привнесены рыцарями Ордена. Каждая прусская земля управлялась советом знати, среди которой к середине XIII века выделяются особо могущественные роды (Виды в Вармии, Склодо в Самбии, Монте в Натангии и др.). Однако сложения института единовластных наследственных правителей земель у пруссов не произошло.

Карта расселения пруссов (согласно книги Марии Гимбутас "Пруссы").

Ведущим направлением хозяйства у пруссов к началу XIII века было земледелие. Пруссы сеяли овес, ячмень, пшеницу и рожь, выращивали лен, занимались огородничеством, бортничеством, особенно в восточных районах, где существовали огромные лесные массивы, рыбной ловлей, возможно, морской охотой на тюленей.

Одновременно с развитием земледелия и скотоводства на рубеже I-II тысячелетий активно развиваются ремесла: железоделательное, бронзолитейное, керамическое, ткацкое, обработка дерева и кости и др. Однако полного отделения ремесла от земледелия не произошло, так как в прусских землях к началу XIII века еще не выделились торгово-ремесленные центры.

Период в истории народов Европы с 793 по 1066 год принято называть эпохой викингов. В последнее время взгляды на процессы этой эпохи изменяются. Одновременно с завоеваниями и колонизацией многих территорий именно в эту эпоху формировались торговые связи в пределах Балтийского региона, шел активный обмен культурными ценностями между отдельными территориями и народами. Этими связями и объясняются изменения, которые произошли в экономике пруссов на рубеже I-II тысячелетий (появление гончарного круга, новации в земледелии и другие). В VIII-IX веках на берегах Балтики возникает целый ряд торгово-ремесленных поселений (например, Трусо - Эльбинг), которые по скандинавской традиции называют виками.

В мирном общении викингов и сембов была своя логика: они поклонялись общим богам и признавали право сильнейшего. Со временем посещения Рагнаром Самбии совпадает (возможно, неслучайно) появление на северо-восточной границе прусской земли нового торгово-ремесленного пункта, быстро затмившего затухавший Трусо. Имя нового центра викингов и торговцев - Кауп (в переводе с древнеисландского "торг", "ярмарка"). К западу от цитадели, именовавшейся скандинавами "борг", возникли лёгкие временные постройки, где во время ярмарок (как правило - в конце лета) встречались торговцы со всех концов Балтийского региона. Весть о Каупе долетела даже до Сицилии, где арабский историк XII в. Идриси упоминает его под именем "города Гинтийар" (от прусск. "гинтарс", т.е. "янтарь").

По данным Вульфстана, которые относятся к концу IX века, в местном обществе можно выделить 3 социальные группы: знать, свободные и рабы. В категорию знати входят богатейшие, благороднейшие и кунинги (традиционный перевод этого термина - "короли", для российской традиции правомерно употреблять термин "князья"). Прусская знать выделяется тем, что пьет кобылье молоко, или кумыс. Второй слой общества - свободные общинники, которых Вульфстан определяет как свободных бедных. Они пьют медовуху, как и третий слой - рабы.

Пруссы называли свою землю "Островное царство" ("Ульмигания", "Ульмигерия", "Ульмеригия" - в готском варианте) - полуостров Самбия считался до XII века островом, ограниченным водами Балтийского моря и реками Преголя и Дейма. В целом же прусские земли в период максимального могущества простирались от Вислы до Немана.

Термин "пруссы" появляется лишь на рубеже первого и второго тысячелетий. Длительное время были широко распространены расшифровки этого термина, которые сложились еще в немецкой науке.

В начале нашей эры германцы назвали жителей этой территории "эстии" - живущие на востоке, а германские историки до IX века называли эту землю "Эстланд" - восточная страна. (Никакой этнической связи с нынешними эстонцами здесь не прослеживается.) В эпоху Юлия Цезаря кельты и германцы именовали эту землю также "Озерикта" и "Аустравия" - восточная страна. Это имя означало лишь границу известного европейцам мира - не более того.

Готы (V в.) и некоторые германские историки (вплоть до XIV в.) именовали западную часть прусских земель как Витланд или Вейделант ("страна мудрецов"), возможно как-то связывая это название с прусским святилищем Ромове, имевшим общебалтское значение.

В немецкой историографии сложилось представление о том, что пруссы - народ, живущий по Руссу, как назывался Неман в нижнем течении (сегодня сохранилось название одного из рукавов реки - Русны/Русне). Средневековые источники дают основание для толкования термина "пруссы" как "живущие перед русами".

Иноземное наименование "Пруссия", вероятно пошло от "Боруссия". По немецкой версии от "Брутения" (brote, прусск. - брат) - в соответствии с легендой о пришествии в этот край Брутена - верховного жреца, брата военного вождя Видевута. По версии Ломоносова - от "Поруссия", пограничная с Русью территория. По версии русского лингвиста О.Н. Трубачева это название было созвучно имени близкородственного пруссам племени "фризов" - западногерманским племенем, обитавшим на территории нынешней Голландии. Пруссы и фризы имели почти идентичную общественную структуру и внешний вид. Так же, возможно, термин "прусс" восходит к санскритскому puru-sa-h, что означает "человек, мужчина".

Сравнительно недавно, в 1973 г., польский ученый Е. Окулич предложил новое прочтение этого термина. Его точка зрения базируется на том, что значение этнонима следует искать в языках близких соседей, то есть в староготском и старославянском. Как оказалось, в староготском языке термин "прусс" означает конь, мерин, а в старославянском - конь, кобыла. Поэтому, по мнению Е. Окулича, термин "прусс" следует расшифровывать как владелец лошадей, а его происхождение относить к соседям пруссов.

В этническом плане пруссы IX-XIII веков - это население Самбии, Натангии и Вармии, то есть бывшие эстии. В политическом значении пруссы - это жители страны Пруссии. Это термин искусственный, производный от термина "пруссы", он того же порядка, что и, например, Ливония первой четверти XIII века. Любой житель Пруссии - прусс, но одновременно самб, натанг, вармиец и т. д.

В X веке на соседних с Древней Пруссией территориях Руси и Польши идет процесс становления государственности. Для молодых раннеклассовых государств всегда характерно стремление к захвату территорий соседей-язычников. Попытки Польши установить феодально-государственный контроль над пруссами начинаются с проникновения в прусские земли католических миссионеров.

Первым миссионером, отправившимся в 997 г. в привислинские земли, был пражский епископ Адальберт, чех по происхождению (известно его чешское имя - Войцех).

Вооруженные пруссы (справа) встречают первого миссионера - епископа Адальберта - в 997 году. Фрагмент барельефа бронзовой двери собора в Гнезно (XII век).

Пруссы убили Адальберта. Что послужило причиной его смерти - не ясно, то ли он нарушил границы священной рощи, то ли имели место какие-то личные мотивы. Как считает один из авторов его жизнеописания, у одного из нападавших брат был то ли в плену в Польше, то ли погиб там, поэтому он проявил наибольшую активность, первым нанеся миссионеру два удара копьем. Спутники Адальберта сбежали, а пруссы сожгли его тело и затем продали прах мученика польскому князю.

Автор второго "Жития святого Адальберта" - монах монастыря святого Алексея в Риме Бруно (иногда его называют Бруноном) - решил повторить его миссионерский подвиг. Сначала он отправился проповедовать среди печенегов. После того, как у них его постигла неудача, он переехал ко двору Киевского князя. Но и здесь не достиг успехов. Тогда Бруно отправился в Пруссию, вероятнее всего, в район Судавии (Ятвягии), где сначала ему удалось окрестить местного князя и ряд лиц из его окружения. Но затем приехал брат князя, убил новообращенных за отступничество от веры предков, а заодно и Бруно.

В течение двух последующих веков польские князья и короли предпринимали неоднократные попытки покорить Пруссию. В 1010 году король Болеслав Храбрый уничтожил святилище Ромове и убил верховного жреца - как считается, в отместку за убийство причисленного к лику святых Войцеха-Адальберта. Жрецы перенесли святилище на левобережья реки Преголи (близ нынешнего Междуречья, поселок Бочаги). Новое святилище представляет собой крупнейшее сооружение в Северной Европе той эпохи - площадка укреплена двумя валами высотой до 15 м. В 1016 году датский конунг Канут Великий сжег Кауп. Наибольших успехов достиг Болеслав III, взявший в зимнем походе 1110-1111 годов огромную добычу. Пруссы не оставались в долгу. Их конные дружины постоянно грабили территорию Польши в районе Вислы. Ситуация не изменилась и к моменту прихода рыцарей Тевтонского ордена.

Пруссы не только дают отпор польским вторжениям, но и расширяют свои владения к востоку и югу, осваивая прежде запретные территории лесной пустоши. Войны поляков с пруссами казалось завершились в 1166 году разгромом польского войска. Теперь уже поляки страдали от прусских набегов. Расширяются земли Натангия, Вармия, Погезания, образуются земли Помезания, Бартия и Надравия. К концу XII века под их влияние попадают восточные соседи-родственники - скальвы и ламаты. В X-XI вв. близкие пруссам воинственные судавы-ятвяги совершают набеги на Русь, что вынуждает Ярослава Мудрого ставить в верховьях Немана крепости.

Расширение прусской экспансии было остановлено крестовыми походами против пруссов.

К концу XII века крестовые походы в Палестину зашли в тупик, и вместо походов в Святую Землю появился новый объект христианизации - Восточная Прибалтика, где проживали язычники, или, как их называли в Европе, "сарацины севера".

Первой в лоно католичества попала Ливония - такое название территория в нижнем течении Западной Двины получила от названия финно-угорского племени "ливы", которое обитало в этом районе. В конце 1180-х годов сюда прибыли первые миссионеры, и было образовано епископство. Второй епископ Ливонии Бертольд, обратившись к римскому папе, в 1198 году организовал крестовый поход для ускорения обращения язычников в новую веру, но погиб в сражении. Больших успехов достиг е пископ Альберт Буксгевден, основавший город Ригу (1201 год). Желая иметь в своем распоряжении постоянное регулярное войско, Альберт с согласия римского папы организовал Орден божьих рыцарей, или Орден меченосцев. В качестве устава был принят устав тамплиеров. С помощью Ордена в течение двадцати лет была покорена огромная территория, которая охватывает современную территорию Эстонии и Латвии.

Успехи христианизации в Ливонии послужили примером, и крещение Пруссии было проведено по ливонской модели. Орден цистерцианцев, обосновавшись в Польше, выдвинул из своей среды брата Христиана, который в 1209 году начал миссионерскую деятельность в Пруссии и за успехи в ее осуществлении на территории Помезании и Погезании в 1216 году был назначен епископом Пруссии. Для ускорения процесса христианизации в 1222-1223 годах был организован крестовый поход, в котором приняло участие все рыцарство Польши. Поход оказался неудачным, хотя было объявлено, что под польский контроль попала Хелминская (Кульмская) земля, расположенная на правобережье средней Вислы. Конрад Мазовецкий, земли которого особенно страдали от набегов пруссов, принял решение создать военно-монашескую организацию по образцу Ордена меченосцев, но под светским контролем. В 1228 году на базе крепости Добжин был создан Орден Добжииских братьев, состоявший в основном из немецких рыцарей, в помощь которому были присланы рыцари из Ливонии. Но реальных успехов в завоевании Пруссии Орден не достиг и в дальнейшем в 1235 году влился в Тевтонский орден. Неудача ливонской модели в применении к Пруссии и заставила польских князей искать новый вариант подчинения соседей-язычников. Князь Конрад Мазовецкий для завоевания Пруссии приглашает рыцарей Тевтонского ордена.

Некоторая связь Пруссии и Руси прослеживается издревле. Древнейший герб Киева - трезубец найден выбитым на камне во многих местах Самбии. (Вероятно, он символизирует триаду древне-прусских богов: Перкуно - бог молнии и грома в огненном венце, Потол - бог-старец, бог подземного мира и смерти с мертвыми головами человека, лошади и коровы в качестве атрибутов, Потримп - бог-юноша, бог рек, источников и плодородия.). Древнерусские приднепровские погребения идентичны самбийским. Древнерусские летописи говорят как о том, что Рюрик был призван новгородцами не из Швеции, а из Пруссии, так и о том, что древнерусские знатные рода - прусского происхождения (Полное собрание русских летописей, т. 7, 1856; Бархатная именная книга русских царей, Русская геральдика, 1855, 1990). Мало того, одним из предков Романовых признается некий Глянда - типично прусское имя.

На связи Янтарного края с Русью указывает находка в могильнике Гросс-Фидрихсберг X-XI вв. (обнаруженная при строительстве форта в XIX веке, Кенигсберг) захоронения вождя в железном шлеме, покрытом бронзовыми золочеными пластинами. Такой шлем считается принадлежностью древнерусских князей. Возможно, этот шлем был получен в награду за службу в русской дружине.

В своей автобиографии Пушкин писал: "Мы ведем свой род от прусского выходца Радши, или Рачи (мужа честна, говорит летописец, т.е. знатного, благородного), выехавшего в Россию во время княжества святого Александра Ярославовича Невского. От него пошли Мусины, Бобрищевы, Мятлевы, Поводовы, Бутурмены...". И хотя эта версия опровергается историками, полностью отбросить ее нельзя, хотя бы потому что великий поэт был ближе к своим корням исторически и мог иметь в распоряжении позднее утраченные документы и свидетельства историков своего времени.

Один из предков царского рода Романовых носил имя Андрей Кобыла, которое без перевода на древнеславянском звучало как Андрей Прусс. Летопись подтверждает его приход из Литвы, через которую лежал путь прусских родов на Русь.

Историки предполагают, что скандинавско-прусская дружина "датского" (а скорее фризско-прусского) князя Рюрика в IX в. получила владения, закрепив за ним свое родовое название - Русь. В Х веке пруссы окончательно покидают Кауп. Переселение состоялось в закрепленные во владение земли, где первоначально русами звались только представители знатной военной верхушки - витязи (сканд. wiking было заимствовано пруссами как witingis, после чего у русских трансформировалось в "витязь"). Позднее это название распространилось на весь народ. Не случайно древнейшая улица Новгорода называется "Прусской", что не связано с возникшей только после XIII в. торговлей с орденским прусским государством.


   
Тувангсте   -   Кёнигсберг   -   Калининград Взгляд со стороны

     Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru